>> Подготовка к разбою обернулась убийством полицейских

>> СК: чиновник администрации Калининграда получил взятку в 1 миллион рублей

>> Зонд Dawn впервые увидел кратеры на поверхности Цереры

Армянский адвокат Валерия Пермякова выдержала один допрос

В состав штаба включены десять сотрудников двух ведомств, цель которых - «обеспечение эффективного сотрудничества в ходе расследования уголовного дела, которое возбуждено в связи с убийством членов семьи Аветисян, совершенным 12 января в Гюмри». Документ о создании штаба подписали руководители следственных комитетов Армении и России Агван Овсепян и Александр Бастрыкин. Глава СКР при этом подчеркнул, что расследование и суд пройдут «исключительно на территории Республики Армения». Судить Валерия Пермякова будут по российским законам. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков вчера отметил, что «российское законодательство к подобного рода чудовищным преступлениям абсолютно безжалостно». По российскому Уголовному кодексу Валерию Пермякову, которому вменяются убийство двух и более лиц (ст. 105) и дезертирство (ст. 338), грозит пожизненное заключение.

Тем временем у солдата сменился адвокат. Как сообщила «Ъ» Тамара Айлоян, участвовавшая в качестве защитника в первом допросе дезертира, сейчас его интересы представляет российский адвокат.

«Я знаю, что ряд моих гюмринских коллег, к которым обращались с предложением защищать Пермякова, сразу отказались, - рассказала госпожа Айлоян. - Ко мне обратились, наверное, из-за того, что у меня огромный опыт защиты в делах об убийствах. К тому же в 1999 году я защищала военнослужащего Попова (в апреле 1999 года он вместе с сослуживцем открыли стрельбу из автоматов на рынке в Гюмри.- 'Ъ')».

Адвокат сообщила, что сразу после задержания у Пермякова не было каких-либо ссадин или кровоподтеков, одет он был в куртку черного цвета, которая ему была явно мала, синие спортивные штаны и стоптанные ботинки. Уже во время допроса он сказал, что эти вещи взял в доме Аветисянов.

На допросе солдат, которому 15 января исполнилось 19 лет, не жаловался на тяготы службы или дедовщину, не сообщал о каких-либо конфликтах с сослуживцами или местными жителями. По его словам, во время караула он вышел с территории 102-й военной базы погулять пару часов, а когда захотел попить, вошел в первый попавшийся двор. Услышав, как какая-то женщина его окликнула и начала ругать, и увидев, что она потянулась к мобильному телефону, солдат, по его словам, испугался, что она сообщит в часть о его самоволке, и выстрелил в нее. После чего вошел в дом и расстрелял остальных членов семьи, а когда заклинило затвор, добил девочку штык-ножом. На вопрос, зачем он убил малолетних детей, Валерий Пермяков спокойно сказал, что у него нет ответа. Потом добавил, что жалеет о содеянном. Отвечая на один из вопросов, он твердо заверил, что никогда не употреблял наркотиков. Адвокат отметила, что Валерий Пермяков отвечал на вопросы без эмоций, практически не задумываясь. При этом госпожа Айлоян отметила, что у нее не сложилось впечатления, что солдат страдает психическими отклонениями.

«В конце концов я разревелась, и следователь даже прервал допрос, чтобы я могла успокоиться, - завершила рассказ госпожа Айлоян. - А после допроса сообщила, что дальше защищать Пермякова не буду. Утром, когда он был арестован и ему предъявили обвинение, я узнала, что в деле появился российский адвокат. После этого я сообщила о моем участии в допросе и отказе от дальнейшей защиты в адвокатскую палату Гюмри и теперь жду ее реакции. Я знаю, что своим отказом нарушила адвокатскую этику, но я поступила как женщина, а не как адвокат».

Владислав Трифонов