>> Сегодня - первый день масленичной недели

>> Назначен новый главврач Заинской ЦРБ

>> Автором лучшего проекта памятника матери в Иркутске признан Зураб Церетели

'Последние рыцари'

Режиссер - Казуаки Кирия
В ролях - Морган Фриман, Клайв Оуэн, Клифф Кертис.

«Если человек может требовать взятку, не опасаясь закона, нас ждут темные времена!» - без конца повторяет лорд Барток, сыгранный Морганом Фриманом в новой картине японского режиссера Казуаки Кирия «Последние рыцари». Благодаря трудам кастинг-директора проект наверняка еще получит звание самого политкорректкного фильма о Середневековье - и это, видимо, его единственный шанс остаться в истории. Выслушав антикоррупционную отповедь чернокожего рыцаря, злобный приспешник императора-араба (у которого также имеется дочь-латиноамериканка и телохранитель-монголоид) доносит начальству, и Барток гибнет на эшафоте. Верный соратник лорда в исполнении Клайва Оуэна обязан защитить оскорбленную честь господина и бросает вызов могущественному владыке.

После просмотра фильма Кирия, который, по справедливости, должен был выйти под названием «Во имя короля-4» за авторством Уве Болла, у зрителя остается только один вопрос: каким образом это недоразумение вообще попало на большие экраны? В конкуренции с седьмым «Форсажем» в Штатах и с «Битвой за Севастополь» в России кассовые перспективы даже неплохих фильмов довольно призрачны - «Рыцари» же обречены на забвение даже учитывая, что картины о Средних веках появляются в прокате не так уж часто. Здесь много суровых лиц и закованных в неуклюжие доспехи тел, но при этом всего пара более-менее динамичных драк на мечах - крайне незначительная в начале и слишком затянутая в конце. Здесь каждые пять минут звучат высокопарные и убийственно скучные тирады о чести, доблести и справедливости, оказывая своей невыносимой банальностью эффект сильнейшего снотворного. Здесь почти нет крови (видимо, сказалось то, что режиссер - вегетарианец), непростительно мало Моргана Фримана и еще меньше здравого смысла. Актер Оуэн старательно играет нечто, в эмоциональном плане походящее на каменный столб (в своей лучшей сцене он плачет под дождем), а самое большое удивление вызывает отсутствие в титрах имени Николаса Кейдже: в последнее время он органично вписывается в проекты вроде «Времени ведьм» и «В изгнании».

© Lionsgate

Досадно, что на самом деле проблема «Последних рыцарей» шире, чем рядовые недостатки вроде никчемного сюжета и скверной актерской игры. Фильм Кирия снят в рамках американо-корейского сотрудничества и только подпитывает нездоровую тенденцию: до недавних пор сильнейший в Азии южнокорейский кинематограф активно интегрируется в Голливуд и всерьез рискует утратить самобытность. Режиссеров, переплывающих океан в погоне за большими гонорарами и актерами первой величины, можно понять, но ни Ким Чжи Уна с «Возвращением героя», ни Пак Чхан Ука со «Стокером» это ни к чему хорошему не привело. Редкий пример действительно мощного англоязычного корейского фильма - «Сквозь снег» Пон Чжун Хо, но в нем, несмотря на участие Криса Эванса, Тильды Суинтон, Джона Херта и Эда Харриса, «азиатчина» все же перевешивает «американщину». Корейские постановщики снимают страстно, профессионально и, благодаря национальной специфике, еще и оригинально - и если вторую составляющую Голливуд может и усилить, то двумя другими, гораздо более важными, приходится жертвовать, и в итоге кино просто не получается.

© Lionsgate

История Кореи (не говоря уже о родине Кирия Японии), в том числе и средневековая, отнюдь не бедна на события, которые можно было бы с размахом и зрелищностью отразить на экране. Снятая со смешным по голливудским меркам бюджетом (9,5 миллионов долларов) прошлогодняя «Битва за Мён Рян» о японском вторжении в Корею в XVI веке окупилась почти в десять раз, став самым кассовым корейским фильмом всех времен. Странно, что голливудские воротилы еще не приобрели прав на римейк - ведь именно бездумная римейкизация является вторым проклятием южнокорейского кино. И если «Дом у озера» Алехандро Агрести с Киану Ривзом и Сандрой Буллок еще выдерживает сравнения с тихой мелодрамой Ли Хён Сына «Домик у моря», то «Дрянную девчонку» Яна Самюэля по мотивам одной из известнейших южнокорейских комедий нулевых трудно смотреть без слез. Американский же «Олдбой» всем любителям оригинала и вовсе противопоказан, каким бы замечательным режиссером ни был Спайк Ли. На вопрос, что хуже - подражание Голливуда южнокорейскому кино или попытки представителей корейской киноиндустрии освоить голливудские штампы - трудно дать однозначный ответ, но если решение этой проблемы не будет найдено вовсе, то, возвращаясь к реплике героя Фримана, «нас ждут темные времена».

«Последние рыцари»
Фильм уже в прокате.