>> Кубанские предприниматели чаще всего жалуются бизнес-омбудсмену на правоохранителей и чиновников

>> Телефонный мошенник получил реальный срок за хищение 20 тысяч

>> Пять человек погибли в результате нападения боевиков на отель в Триполи

Израильский суд даст ответ на запрос об экстрадиции Грозовского

После года пребывания в Израиле, безуспешных попыток получить местное гражданство и отказов вернуться на родину без гарантий личной свободы Грозовский был в сентябре задержан израильской полицией и оставлен под стражей на все время разбирательства. Три судебных заседания были посвящены выбору меры пресечения, одно - изложению позиций сторон по вопросу об экстрадиции священнослужителя.

«Судья, во-первых, может решить, что он должен быть выдан России. Во-вторых, в экстрадиции может быть отказано. Третий вариант - судья даст поручение компетентным израильским органам проверить наши доводы и только после этого вынесет решение», - сказал адвокат подсудимого Хаим Айзенкот.

В ходе прений госпрокуратура Израиля добивалась от суда санкции на экстрадицию Грозовского и доказывала, что есть достаточные основания для автоматического применения к нему норм Европейской конвенции о выдаче. Адвокат просил суд обязать компетентные израильские органы вникнуть в суть в дела - заняться проверкой доказательной базы и версии подсудимого о том, что дело против него сфабриковано и имеет в своей основе конфликт внутри церкви по поводу контроля за деньгами на благотворительные цели.

По версии российских следственных органов, Глеб Грозовский в 2011 и 2013 годах надругался над несколькими несовершеннолетними в детских лагерях в Ленинградской области и Греции. В международный розыск священнослужителя объявили в апреле 2014 года, когда он находился в Израиле.

Грозовский настаивает на своей невиновности. «Я не признаю себя виновным. Вы знаете, что дело было сфабриковано. Оно имеет заказной характер, связанный с определенными фамилиями, которые я называть, естественно, не буду, но которым наверняка стыдно сейчас. Но Бог им судья», - сказал он журналистам перед началом последнего судебного заседания, которое состоялось в конце декабря.