>> Биологи выяснили, по какому принципу мозг группирует воспоминания людей

>> В Челябинской области увеличилось число краж телефонов и автомобилей

>> В Кыргызстане скончался многократный чемпион мира по пулевой стрельбе Мелентьев

Бойня в редакции Charlie Hebrо: сатира под прицелом

В 2006 году у многих мусульман вызвала гнев перепечатка в Charlie Hebdo карикатур с изображением пророка Мухаммеда, появившихся до этого в датской газете Jyllands-Posten.

В ноябре 2011 года, когда еженедельник опубликовал карикатуру на пророка Мухаммеда, представив его в качестве редактора журнала, а в названии издания слово Charlie было заменено на «Шариа», неизвестные забросали офис редакции бутылками с горючей смесью.

В одном из последних твитов Charlie Hebdo менее чем за час до атаки была карикатура с изображением лидера джихадистской группировки «Исламское государство» Абу Бакра аль-Багдади, однако сложно сказать, послужила ли она поводом для бойни в редакции.

Meilleurs vux, au fait. pic.twitter.com/a2JOhqJZJM

- Charlie Hebdo (@Charlie_Hebdo_) 7 января 2015

Редактор журнала Стефану Шарбонье неоднократно получал угрозы и находился под постоянной полицейской охраной. Он погиб, также как и три других карикатуриста издания.

Традиция французской сатиры

По словам корреспондента Би-би-си Хью Скофилда, сатира Charlie Hebdo - часть свято чтимой традиции французской журналистики, уходящей корнями во времена Марии Антуанетты, которую высмеивали в листовках накануне Французской революции.

В этой традиции причудливо сочетаются левый радикализм и провокационная сатира, часто граничащая с непристойностью.

В XVIII веке объектом насмешек была королевская семья, а мастера по созданию слухов расписывали зачастую вымышленные сексуальные игрища и коррупцию среди придворных Версаля, причем часто истории сопровождались рисунками.

Сегодня сатирики охотятся за иной добычей: политиками, полицейскими чинами, банкирами и религиозными деятелями. Сатира перестала быть сфабрикованной информацией, источником насмешек стали реальные события и личности.

При этом во французской сатире сохранился тот же дух веселого нахальства, присущий когда-то критике королей, авторы сатирических статей о которых не чурались сквернословия и политической саморекламы.

Charlie Hebdo - яркий тому пример. Решение посмеяться над пророком Мухаммедом полностью совпадает с исторической традицией французской сатиры, пишет Хью Скофилд.

Газета не могла похвастаться большими тиражами. В 1981 году она была вынуждена прекратить выпуск из-за отсутствия средств и не выходила печать 10 лет.

Сегодня Charlie Hebdo продается во всех газетных киосках. Популярность ее связана с традиционной любовью французов к карикатурам и комиксам.

За годы его издания на страницах еженедельника появлялись рисунки, по сравнению с которыми карикатуры с изображением пророка Мухаммеда выглядят невинными иллюстрациями к детским книжкам.

Полицейские, держащие в руках истекающие кровью головы иммигрантов, мастурбирующие монахини, папы римские с презервативами - и это далеко не полный перечень скандальных образов, созданных карикатуристами журнала.

Идеологические битвы

Charlie Hebdo не раз оказывался в центре ожесточенных споров и идейных скандалов.

Один из многолетних редакторов журнала был вынужден уволиться после обвинений в антисемитизме.

Большинство сотрудников публикуются под псевдонимами, хотя многие читатели знают их настоящие имена.

Сам журнал стал реинкарнацией сатирического издания под названием Hara-Kiri, популярного в 1960-е годы. События, приведшие к появлению Charlie Hebdo, произошли в 1970-м.

Два трагических события - пожар на дискотеке, где погибло более 100 человек, и кончина бывшего президента Франции генерала Шарля де Голля у него дома в деревне Коломбэ.

Hara-Kiri вывела на обложку заголовок, высмеивающий смерть генерала: «Трагедия на танцах в Коломбэ: один погибший» (Bal tragique a Colombey - un mort).

В результате последовавшего скандала журнал Hara-Kiri закрыли. Но журналисты очень скоро начали выпуск нового еженедельника, назвав его Charlie Hebdo.

В названии журнала некоторые увидели намек на Шарля де Голля, однако редакция объяснила, что оно было частично позаимствовано у американского комикса «Чарли Браун».